Благородные напитки?

Затрахали. Мы, типа, цивилозованные, виски да коньяки одни признаем…

Ну признавайте, признавайте. Только считать, что виски да коньяки нашей водки благородней — это все равно, что почитать блохоловку да чесалку благородней регулярного мытья (и такое было в нашей истории).

Ну что это за благородный напиток: перегоняют спирт из зерна, он воняет. Его, вместо того, чтобы очистить, заливают в дубовые бочки — дабы провонял как следует дубом, а тяжелая фракция чтоб осела и запах сивухи отбился. Благородно? Вот посмотрел бы я, как бы вы общались с противоположным полом, если бы оный пол вместо душа туалетной водой поливался.

Коньяк, говорите? А виноградный спирт, из которого его смешивают, не пробовали? Легче ацетона хлебнуть. Тоже — гонят, не очищают ни фига и в деревянные бочки — на отстой. Только не помогает, потому что пить то, что из бочек потом выходит все равно невозможно. И вот сидит французишко, в одной руке — одеколон, в другой колба, и из десятка образцов этой дряни все смешивает, да с одеколоном сверяется. Чуть перестало с букета на блев прошибать — вот и Хеннеси. А как на его французский нюх, от сивухи огрубевший, на одеколон смахивать начало — так стал полный XO. Или VS.

А какому русскому придет в голову кактусовый первач пить? Что, как первачом назвал, пить расхотелось? А «Текилой» назову, так что, чище станет или для печени полезней? Нет ведь.

Только русские додумались, что для лучшего пития перегнанное надо очищать. Так нет, чтобы уму-разуму поучиться — гонят, отстаивают, и оный отстой все так же «благородным» кличут.

2005.12.26